Вниз

FINAL FRONTIER

Объявление




KEEP CALM AND LOVE NY
апрель 2017 года
средняя температура воздуха: +7...+13° С
городское фэнтези, 18+

Характер мирных протестов магов постепенно обостряется, ситуация в Штатах становится все напряженней, особый удар приходится по Нью-Йорку. В марте происходит ритуальное убийство Эдварда Рида, видного политика.
Общество похоже на натянутую струну, а город готов вспыхнуть от первой же искры.


ИГРОКИ

АКТИВИСТЫ


ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД


НУЖНЫЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FINAL FRONTIER » ДЕЛОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ » WoD: Blood of the South


WoD: Blood of the South

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/bY2pH7X.gif

0

2

Action #0: I need you!


Pamela Torres | Памела Торрес

You don't know me that well. My mad face and my happy face are the same.

Дата рождения | Первое Изменение: 05.02.1985 | 29.06.2016
Возраст (на 2017 год): 32 года
Натура | Маска: Правдолюбец | Бунтарь
Племя: Черные Фурии
Порода: хомид
Покровительство: Рагабаш
Ранг: клиат
Дары: Убеждение (1), Взломанная печать (1), Обостренные чувства (1)
Стая: "Сестры Фемиды"
Место работы/Должность: детектив отдела уголовных расследований полиции Атланты

http://funkyimg.com/i/2zND4.jpg*Lesley-Ann Brandt

INNER WORLD

Информация:
Каштановые волосы чуть ниже плеч обрамляют очень выразительное, скуластое лицо. Взгляд прямой и пронзительный — сразу видно, эта женщина не привыкла отводить глаза. Правую бровь рассекает тонкий шрам, разделяя ее надвое. Губы пухлые, выражение лица частенько надменное.
При среднем росте (170 см), Памела обладает спортивным телосложением — видно, что женщина следит за собой, и не опускает руки. Голос грубоватый, с легкой хрипотцой.
В форме люпус у нее темно-коричневая шерсть с белыми подпалинами на морде и лапах, а глаза ярко-желтого цвета.
Характер и поведение у нее подстать внешности. Расчетливая, стервозная, она не привыкла к "нежностям" — сказывается работа и образ жизни. Единственное живое существо, к которому Памела может проявить какое-то подобие ласки — это к своему ребенку, Альбе.
Остальным она спуску не дает, предпочитая презумпции невиновности совершенно противоположный принцип: пока кто-то не докажет, что он невиновен, то вина лежит целиком и полностью на его плечах. Потому Памела часто ищет правду, и любит говорить ее прямо в лицо, испытывая собеседника на прочность.
Как и всякий Рагабаш, задается разными вопросами, подвергая многие вещи сомнению, и это позволяет ее сестрам по стае взглянуть на ситуацию под другим углом.
Памела может казаться бунтарем, который идет против системы, но это удобная маска для той, кто любит добираться до истины.
К собственной стае, и племени питает более теплые чувства, чем к остальным — в конце концов, они семья, и многие оборотни рано или поздно приходят к этому.

Родилась Памела в Атланте, в неблагополучной семье, как это принято называть — отец был пьяницей, мать родила, помимо Пэм, еще одного ребенка и спустя несколько лет ушла к другому мужчине. Отчим, как это часто бывает, оказался не лучше — дети от другого мужчины были не в почете, и как только мать Памелы родила еще одного, на этот раз от него, всю свою ласку и заботу отдавал этому ребенку. Поэтому Памеле, и ее брату Алехандро часто доставалось. Возможно, именно это подтолкнуло последнего в подростковом возрасте вместо того, чтобы взяться за ум, вступить в мексиканскую банду.
Памела не хотела себе такой жизни. С братом отношения были разорваны, с отчимом они были и того хуже, а мать отказывалась понимать нежелание дочери быть мягче с "новым отцом".
В конце концов, терпение Памелы лопнуло, и она стала бросаться в крайности — наркотики, случайные связи. Однажды дело чуть не дошло до самоубийства, но Памела вовремя одумалась. Пришло известие о смерти брата, и это еще больше пошатнуло ее мир — правда, в другую сторону.
С грехом пополам закончив школу, она поступила в полицейскую академию: Памела желала не только узнать о том, кто убил ее брата, но и отомстить. Ей больше не хотелось мириться с несправедливостью, и она не стала.
От семьи она съехала, прошла через полицейскую академию, и наконец обрела работу в полиции. Сначала было не то, что она ожидала, потому что ей хотелось быть детективом, а не патрульным. Но это не мешало ей следовать своей цели, и узнать, кто же убил ее брата. Оказалось, что он уже хотел уйти из мафии, оставить преступную жизнь, но этому не суждено было случиться. Его убил один из членов банды, когда узнал, что тот собирается сдать их полиции, и пойти по программе "защиты свидетеля".
Памела, выяснив правду, не стала размениваться на мелочи, и убийца ее брата отправился следом за ним. Тело она спрятала, зная, как работает полиция. Брат был отомщен.
Со временем, страсти улеглись: она нашла себе мужчину, завела семью. Поднялась в должности, стала детективом, и как это бывает, личная жизнь пошла на спад. Памела родила ребенка, но и это не смогло склеить разваливающуюся семью — и они развелись. Первое время у них была совместная опека над ребенком, но это было только началом.
Памела не хотела бросать работу; более того, ее назначили на очень серьезно задание: работа под прикрытием в мексиканской группировке — MS-13. Не той, в которой был ее брат — эти оказались гораздо серьезнее, чем можно было предположить. Задания сыпались один за другим: выяснить, когда они сбывают "товар", где и когда провозят нелегалов в Штаты. Это ей удавалось, зато семья совсем разладилась, и в итоге бывший муж оформил единичную опеку над ребенком.
Памела пришла в ярость — именно это и послужило "толчком" к тому, что она перекинулась, пройдя свое Первое Изменение. Она разнесла собственную квартиру, и ей очень повезло, что кроме нее тогда в ней никого не было.
Спустя какое-то время, Черные Фурии нашли ее — благодаря Кассандре, Теургу, которую вели духи. Конечно, Памеле трудно было поверить во все это, и сначала она объясняла собственные сны, и то, как иногда выходила из себя и отключалась просто стрессом из-за происходящего.
Но они помогли ей принять себя, помогли взглянуть на мир по-другому: Памела и раньше была неравнодушна к вопросам ущемления ее же пола, но теперь она понимала, что не одна в этом.
Это было лишь начало; "Сестры Фемиды" помогли ей вернуть совместную опеку над ребенком, и именно после этого она решила окончательно присоединиться к племени. Альбу она отправила жить к тете, потому как ребенку было не место в том, что происходит с ней.
Пройдя испытания, она не только полноценно присоединилась к Фуриям, но и поднялась в ранге. Это оказалось более значимым для нее событием, чем повышение по службе — она обретала саму себя. Впервые за долгие годы, она становилась цельной.

Способности:
Физические — ментальные — социальные

Является натренированным бойцом, умеет обращаться как с холодным, так и с огнестрельным оружием.
Знает испанский.
Умеет водить; хорошо ориентируется на улицах, знает где стоят пушеры, в какие места лучше не соваться, у кого можно раздобыть информацию.
Подкована в законах.

Отношения между персонажами:
Вероятно, со стороны кажется, что у нас непростые отношения в силу разных характеров (не таких уж и разных, если подумать), но на самом деле, все не так. Мы — семья, одно племя, одна стая. Мы делим не только крышу над головой, общие законы, но и едины духом.
Я готова вступиться за сестру, поступиться комфортом, даже собственной жизнью, и хотела бы видеть подобную взаимность.
Сестра, близкий друг, в любом случае хочется начать с крепких отношений между персонажами.

Дополнительно:
Предвидение.
Иногда, как и остальным в стае из-за Фемиды, получает пророческие видения – слишком непонятные, чтобы их сразу разобрать.

Животный магнетизм.
Остальные ее породы (люди, поскольку она хомид) находят Памелу особенно привлекательной. Ей легче не только кого-то соблазнить, но и в принципе применить ее "животный магнетизм", как оборотня, чтобы вызвать желание.
В этом есть и отрицательная сторона: некоторые ее могут видеть как угрозу, и бороться за внимание потенциального партнера.

Благодаря тотему стаи – Фемиде, обладает более высоким Гнозисом, и чуть более поднаторела в понимании Загадок.

Знает: Обряд Освященного Талисмана (1);
Малые Обряды: Дыхание Гайи, Костяные Ритмы.

Требования к игроку:
> Очень хочется, чтобы вы пришли на эту роль не зря, чтобы развивали персонажа, сделали его еще живее, еще интереснее. Если захотите играть не только со мной — буду только рада.
Важно, чтобы вы могли не только поддерживать задумку, но и уметь вести сюжет вместе со мной (или с другими игроками). Приходя на эту роль, я хочу, чтобы мы продумывали с вами идеи вместе, а не пытались спихнуть этот процесс друг на друга.
> Конечно, в случае, если вы очень заняты, и склонны к внезапным исчезновениям — то лучше сразу пройти мимо. Я написала эту акцию, потому что хочу игры, и надеюсь, что вы тоже.
> Очень желаю видеть большие и красочные посты. Сама готова ответить тем же. От себя могу сказать, что пишу не меньше, чем полторы вордовских страницы, возможно, это даст приблизительно понять, какой объем меня интересует.
> Конечно, важно, чтобы вы прочитали всю необходимую информацию по оборотням, по племени, за представительницу которого вам предстоит сыграть. Если вас напрягает большая матчасть, то тогда, опять же, мы не сойдемся. В любом случае, я, да и амс готовы помочь вам с вопросами, если они возникнут.

Пример вашего поста:

мой пост

В лицо прилетело пяткой.
Логан, резко вывалившись из сна, вздрогнула, и убрала чужую ногу подальше от своего лица. Недовольно посмотрела на белое создание, с короткими, спутанными желтоватыми волосами – Ипполита явно прошлой ночью пришла поздно, а то и вовсе под утро, и опять не дошла до своей кровати, припарковавшись прямо на ее постели.
Сквозь занавески уже пробивался солнечный свет, и один из его лучей попал прямо на лицо Ипполиты. Та, поморщившись во сне, перевернулась на другой бок и оглушительно захрапела. Жизнь в общем лофте имела далеко не только положительные стороны, но и отрицательные: к примеру, очень трудно было остаться одной, или не получить под утро такой вот «подарочек».
Взглянув на экран телефона, Логан увидела, что было без двадцати шесть, а значит, она еще могла бы поспать, если бы не чертова Ипполита. Логан, пусть и была жаворонком, но встала все-таки не так рано, однако сегодня пришлось изменить своим привычкам. Спать под заправский мужицкий храп было невозможно, и потому Логан, недовольно пихнув Ипполиту под бок, стала вставать.
Уныло и сонно она плелась по квартире в сторону ванной, но сначала решила завернуть на кухню и поставить кофеварку. В апартаментах 5A царила тишина, перебиваемая разве что редкими всхрапами Ипполиты, приглушенными закрытой дверью. Еще никто, что само собой разумелось, не проснулся, и даже Логан считала себя все еще спящей – где-то там, на своей мягкой кровати.
Постаравшись взбодриться, девушка отправилась в душ. Скинув с себя шорты и безрукавку, она поглядела на внушительную кучу белья, горкой возвышающуюся из корзины. Поморщившись, Фурия влезла в душ, и какое-то время постояла под теплой водой, резво текущей по ее черному телу. Сменив температуру на холодную, Логан выдохнула, мгновенно покрывшись мурашками. Контрастный душ бодрил, и помогал проснуться, но лучше всего будет, когда она выпьет глоток кофе.
Спустя какое-то время, Логан, уже заметно проснувшаяся, сидела на кухне, попивая свой черный кофе. Горький напиток заметно поднимал сонный дух, пока Логан листала новости на телефоне. Половину из них пришлось закрыть, потому что СМИ явно завиралось, и только пара новостей казалось более или менее вменяемыми. Потом там появилась реклама канала FOX, утверждающая, что этим вечером будет спецвыпуск программы, связанный с каким-то там цирком и мистическими исчезновениями людей. Правда или вымысел? Как-то уже они проверяли подобные места, и дело было тухлым. Конечно, раз на раз не приходится, и кто знает, может, в этот раз все окажется правдой, но до этого еще дожить надо. Сегодня Логан собиралась заняться другими делами.
Пока никто не мешал, Логан развернула коврик на полу гостиной, и уселась в позе лотоса, расслабившись. Сначала она просто ровно дышала, а затем настроилась на внутреннюю волну, и задышала глубже. Вдыхая воздух Гайи, она выполняла один из обрядов, очищая свой разум от любых посторонних вещей. Несмотря на то, что обычно этот ритуал требовалось выполнять на протяжении каждого дня в течение полного лунного цикла, можно было сказать, что Логан делала это и после, а затем снова, и снова – это идеально совмещалось с ее медитацией, и заодно помогало настроиться на нужную волну.
Около часа она провела в медитации, пока не проснулась Кассандра. Лидер стаи обычно тоже просыпалась одной из первых, делала все свои дела, и чаще всего отправлялась в Умбру. Засыпала она, если возвращалась в этот день, последней, но иногда бывали и исключения – к примеру, когда Ипполита заявлялась домой под утро.
— Bonjour, — негромко поздоровалась Логан, а Кассандра в ответ просто кивнула ей. Она всегда была довольно грубой, но на это уже никто не обращал внимание, да и потом, не сказать, что «Сестры Фемиды» были нежными цветочками. Всех все устраивало, и можно сказать, они жили в какой-никакой гармонии.
Проголодавшись наконец, Логан отправилась на кухню приготовить пару сандвичей. Поставив тарелку на стол, девушка отвернулась, чтобы убрать продукты на свои места, как услышала шаги, и скрип стула. Наверняка Ипполита.
Развернувшись, Логан недовольно проследила за тем, как Ипполита уминает за обе щеки один из бутербродов, довольно улыбаясь.
— Че?
— Mon Dieu, tu n'es qu'un porc, — покачала головой Логан. Иногда она переходила на французский, в конце концов, это был ее родной язык. И к тому же она знала, что Ипполита его не знает.
— Как ты меня назвала?
— Свиньей я тебя назвала, белоснежка, — Логан плюхнулась рядом, и схватила второй бутерброд, откусывая едва ли не половину сразу. Ипполита показала ей средний палец, и Логан посоветовала ей найти себе мужчину, раз не имется.
Роняя кусок сандвича на стол, вылетевшего изо рта, Ипполита, звучно жуя, и едва успевая проглотить кусок, произнесла:
— Так и че ты там забыла, на этих курсах?
— А тебе-то что?
— Просто интересно. Старовата ты для студентки.
— Ой, да пошла ты!
Ипполита фыркнула, проглатывая оставшийся кусок бутерброда.
— Если мы ищем справедливости – я ищу справедливости, то неплохо было бы учиться на ошибках прошлого.
— Задротка, — Ипполита схватила следующий бутерброд и тут же получила по руке, но ее не убрала. – И с какого ты там класса историю не знаешь? С младших классов?
— Ой, бля, заткнись, белая девочка, — Логан доела последний сандвич. – Ты-то образование имеешь.
— И че, мне это как-то помогло?
— Тебе уже ничего не поможет.
— Безнадега, — довольно протянула Ипполита, и, откинувшись на спинку стула, потянулась. – Ну, лады, я пошла. Не усни там, а то двойку схлопочешь. Касси потом к директору вызовут за неуспеваемость.
На этот раз Логан продемонстрировала средний палец, на что Ипполита показала на щеку и сделала характерное движение языком, недвусмысленно намекая девушке на определенное действие, и заржала, удаляясь в коридор.
Открыв окно, Логан поняла, что день предстоит жаркий – столбик термометра уже двигался к отметке в двадцать шесть, а это был явно не предел. Гару отправилась к своему шкафу, переодеваться. Обнаружив там пропажу нескольких вещей, Логан решила потом устроить допрос с пристрастием сестрам, хотя и предполагала, что это бессмысленно – все равно в правде никто не признается, а применять на них силы, дарованные ей Гайей за такое было бы лишним расточительством.
Вытащив из шкафа пару черных одежек, Логан надела на себя просторные, мешковатые штаны до колена и топ без бретелей с огромным цветком сбоку. Взяла с полки воск, и, придвинувшись к зеркалу, подправила пару выбившихся из дредов, волосков. Надела на ноги сандалии, подхватила рюкзак, и в этом виде отправилась на улицу.
До университета Эмори пришлось проехаться на общественном транспорте; у нее была назначена встреча с каким-то профессором истории, но сначала она хотела посмотреть, как он ведет свои лекции. До этого она успела пообщаться с деканом и администрацией, обсудить возможность прохождения только одного предмета, а не зачисления на целый курс, и теперь ей предстоял последний этап.
Смотрели на нее тогда несколько удивленно, и Логан догадывалась, почему: старые убеждения легко не отмирают. Для них она была еще одной чернокожей девкой откуда-то с фермы. Конечно, вслух они этого ни за что не скажут, проклятые лицемеры, но она видела это по лицам. Логан привыкла к тому, что даже несмотря на видимость, которую создают люди, иногда им трудно скрыть, что они думают на самом деле.
Сейчас ее это не волновало; у нее была определенная цель, и цели этой она собиралась достичь, так или иначе. Чего-чего, но целеустремленности ей хватало.
Университетом оказалось обширное, белое здание, да не одно – к нему прилегало еще несколько кампусов. Благо, на входе была карта, которая позволяла сориентироваться в пространстве, и просто огромная – система была очень запутанной, и, придя сюда первый раз, можно было легко потеряться.
Побродив какое-то время по университетскому городку, Логан дважды прошла мимо центрального здания, пока, наконец, не дошла до того, где должно было проходить занятие. Студентов уже было предостаточно: кто-то валялся на траве, болтая с друзьями, кто-то читал книгу, кто-то курил, кто-то катался на скейте, или на Гайя знает чем, так что студенческая жизнь текла рекой. Логан даже немного позавидовала этим ребятам – ведь это было то, чего она была лишена все эти годы. Возможно, родись она в другой семье, все было бы иначе. Она бы закончила школу, упираясь, как и все дети, поступила бы в колледж, все так же упираясь, но потом поняла, что рада быть тут, и обрести друзей. Возможно, родись она в другом семье, с ней бы не произошло всего того, на что было «богато» ее детство. Не было бы урагана, родись она не в Новом Орлеане, она не потеряла бы сестру, ее бы не изнасиловали, и, в конце концов, она бы не оказалась Гару. Она бы не знала о своем предназначении, и была бы одной из этих детишек, что сейчас резвятся на траве.
Конечно, она могла бы оказаться белой – а это было бы еще хуже. Логан покачала головой, и вошла в здание, оставив свои мысли с весенним ветром.
Спросив по дороге про аудиторию у первого попавшегося взрослого человека, Логан добралась до нее уже тогда, когда она была не меньше, чем наполовину заполнена.
Усевшись на задний ряд, подальше от основной массы, Логан не стала доставать ничего из рюкзака, и просто кинула его на сиденье рядом. Она пришла послушать, а ну как ей здесь будет делать нечего.
Преподавателем (она не сразу поняла этого) оказался мужчина в джинсах, кедах и слегка помятой, серой рубашке с закатанными рукавами. У него была небольшая бородка, но это был не показатель его возраста – сейчас половина этих «детишек» носит такие же. Нет, все было в том, как он держался, двигался, как поглядывал на аудиторию, говорил со студентами, как убирал руки за спину, поглядывая из-за своих очков.
Он начал занятие с какой-то заумной фразы, на Вирм его знает каком языке, но ее тут же перевели такие же, как и он сам, студенты.
Пока шла лекция, Логан находилась в легкой прострации, и, в конце концов, даже слегка разозлилась. Она решительно ничего не понимала из того, о чем он говорит, не знала никаких имен и не понимала отсылок, шуточек, и почему остальные смеются. Это бывало с ней очень редко, но сейчас она чувствовала себе неловко, и явно не в своей тарелке. Вот если бы в аудитории оказалась тварь Вирма! Вот тут она бы знала что делать. А так, все эти речи… половину она просто пропускала мимо ушей. Пропустив практически полностью старшую школу, и не отправившись в колледж, она не имела и половины необходимых знаний, что уж говорить об этом, вероятно, углубленном курсе. Поэтому в моменты, когда кто-либо говорил на академические темы, девушка чувствовала себя такой, какой ее видели со стороны – черномазой девкой с фермы, тупой и неопрятной. И неважно, как она одевалась, как говорила, это чувство еще долго преследовало ее. А ей это не нравилось.
Вирм, или, как его называла Кассандра, Атропос была бы рада. Ведь такое подавленное состояние, незнание – всем этим можно было воспользоваться, чтобы добраться до души человека или гару. А Логан этого не хотелось.
Когда лекция наконец закончилась, Логан не стала спешить к профессору, с которым должна была переговорить насчет занятий. Она еще какое-то время раздумывала, надо ли ей это вообще, учитывая, как она себя сейчас чувствовала. Она не любила подобные колебания, и, выругавшись на себя сквозь зубы, все же решилась. Вот именно для того, чтобы так не чувствовать себя, ей и нужны эти занятия.
По дороге пришлось еще раз спросить у незнакомки, где кабинет «профессора Хоука», но на этот раз она нашла его быстро.
Забыв постучаться, она открыла дверь, пристально глядя на вышеупомянутого профессора. Он сидел за своим столом, в душном кабинете, который не спасало открытое окно, и пил кофе. Повисла неловкая пауза; мужчина буквально подпрыгнул на месте, что не вязалось с образом строго преподавателя, которого Логан еще до занятий представляла себе. Он вообще ей показался каким-то… несерьезным. Похож на мальчишку, даром, что есть морщины у глаз, и толстые очки, да растительность на лице. Даже жалко немного. Улыбается широко и открыто, почти неловко, как будто это ему неловко за себя, а не ей.
Смело шагнув внутрь, Логан быстро осмотрела помещение. Привычка; неизвестно, то ли она выработалась после надругательства всякий раз, когда она оставалась наедине с мужчиной, то ли вскоре после того, как она узнала, какие опасности может таить окружающий мир. Но, не обнаружив никакой угрозы, Логан позволила себе кивнуть, и усесться на стул напротив преподавателя.
Он попросил называть его «Габриэлем», по имени, что было несколько непривычно. Но, может, так было во всех университетах – этого Логан не знала.
— Логан Левеск, — коротко, и даже несколько сухо произнесла она своим низковатым, грудным голосом. Отказавшись от напитков, она нахмурилась. А он выше, чем казалось сверху аудитории. Даже выше ее, что редкость. Что ж, значения это не имеет.
— Я бы хотел услышать от вас причины поступления в университет Эмори. Что я знаю, так то, что в университете запустили некую программу для помощи малоимущему и... и... – мужчина запнулся, и Логан еще сильнее сдвинула брови, догадавшись, как он хотел ее назвать, — и вот вы тут. Не обижайтесь, если вы пришли не по этой программе, просто я... Эм, честно сказать, я и не знаю что и думать. Я всего лишь профессор, но точно не глава этого заведения, поэтому не очень понимаю, почему вас послали именно ко мне. То есть, я совсем не против вам помочь и учить... Так что, может, лучше я услышу все это из ваших уст, чтобы мы избежали недопонимания? Как вам такое?
— Я пришла не по программе для помощи черным, если это вы хотели сказать, Габ’гиэль, — учитывая ее тяжелый, каджунский акцент с сильными французскими нотками, его имя прозвучало еще более необычно. – Я хочу пройти курс истории. И все.
Она понятия не имела, как это объяснить, да и разве он поймет? Но попытаться стоило. В конце концов, если этот мужчина будет хлопать глазами и сидеть, разинув рот, она просто развернется и уйдет.
Преподаватель обрел дар речи, и поинтересовался, какое направление в истории ее интересует.
— Все, — просто ответила Логан. Судя по его выражению лица, он либо думал, что это какая-то шутка, либо просто не понял ее.
Он спросил, на чем она остановилась в своем обучении, и на каком она курсе. Логан сжала зубы так, что желваки заиграли.
— Я не заканчивала университет. И школу, — выпалила она, прямо глядя на него. Ну, пусть попробует снисходительно посмотреть на нее, она ему этот кофе выльет прямо за шиворот. Но профессор, пусть и удивился, как-то не выражал презрение или снисходительность. Кажется, он раздумывал, и не вполне понимал, чем ей может помочь.
Логан встала; развернулась, собираясь уйти, но мужчина попросил подождать. Снова сжав зубы, она обернулась. Профессор сказал, что не отказывает ей в обучении, просто просит объяснить, где она остановилась на предмете в школе.
Логан глубоко задумалась, перестав злиться и огорчаться. Она не помнила. Она вообще плохо помнила, что она изучала в школе, потому что половину занятий всегда пропускала – всегда случалось что-то, из-за чего она не успевала. Ее семью было трудно назвать благополучной, а уж когда она начала работать, так и времени ни на что не хватало.
Мужчина замахал руками, и на этот раз все-таки выронил кофе. Тот полетел вперед, но, не успев перевернуться, попал в руки Логан – отточенные рефлексы позволили ей ловко схватить чашку, и она легко легла ей в руку.
Поставив чашку к нему на стол, Логан не спешила садиться обратно. Мужчина встал, извиняясь, и пояснил, что это неважно, и если нужно будет, они начнут сначала. Только вот учебный год заканчивается, зато летом есть отдельные занятия.
— Я хочу приступить сейчас, — насупившись, произнесла она. Габриэль, расширив глаза за толстыми линзами очков, переспросил:
— Как – сейчас? Прямо сейчас?
— Нет, — Логан смекнула, что он просто не понял ее. – В этом месяце. Не ждать лета.

0


Вы здесь » FINAL FRONTIER » ДЕЛОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ » WoD: Blood of the South


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC